Официальный сайт "Мемориальный комплекс жертвам репрессий”

+7 (906) 487-57-87 mkgr@mail.ru
img
ГлавнаяДеятельность музеяНаучная деятельностьАналитический отчетВоспоминания Али Османовича Ахильгова

Воспоминания Али Османовича Ахильгова

«ДВЕ ТРАГЕДИИ, ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ»

 

Я, Али Османович Ахильгов, родился 19 августа 1937г. в с. Чернореченское Пригородного района ЧИАССР. На данный момент проживаю в по адресу: м.о. Насыр-Корт, ул. Бульварная, дом №28.

 

     Мне в 1944 г. исполнилось 8 лет, я учился в первом классе. У нашей семьи были два дома, жили мы хорошо, не бедствовали. У моего отца были две жены, наша мать - Золобан и вторая жена отца – Бано. У меня было шестеро братьев: Маис, Раис, Сафарбек, Мухарбек, Али, Асхаб. И две сестры: Хяди и Ася. Всего нас в семье было 11- человек. Нашего отца звали Осман, он был инвалидом и по этой причине он не мог воевать. Самому старшему моему брату было всего 15 лет. Дело было так, у нас дома 22 числа читали «Мовлид», на следующее утро 23 февраля, к нам в дом вошли, трое солдат. Они начали нам читать какую-то бумагу, в которой было сказано, что нас ингушей депортируют в Казахстан. Отца дома не было на тот момент, его позвали на митинг, посвященный Дню Красной армии. Как выяснилось, на митинг вызывали старших в семье, для того чтобы предупредить о том, что если они будут оказывать сопротивление властям - их будут без предупреждения и без суда расстреливать на месте. Нам повезло, что солдаты, которые вошли в наш дом, оказались не такими злобными, как в других случаях: они отнеслись к нам с пониманием и предупредили нас, чтобы мы взяли как можно больше зерна, пшеницу, кукурузу и теплые вещи. Мы так и сделали. В те времена в Россию привозили в мешках муку из Англии для армии, эти мешки были сделаны из такого хорошего материала, что из них даже можно было шить одежду. Солдаты делали из них портянки, а то, что оставалось, выбрасывали, а мы (дети) собирали эти остатки. Мы взяли эти мешки и начали собирать кукурузу и зерно. Благодаря этому мы и продержались по дороге в Казахстан. Моя мать была очень растеряна, не знала, как быть дальше – отца, ведь, дома не было. Нас выводили под дулами автоматов из своего дома. В тот момент, когда мы уже выходили из дома, к нам присоединился наш отец, и мне стало спокойнее, мы уже всей семьей были вместе. Нас посадили в военные машины и увезли к железнодорожной станции и посадили в вагон. Вагон этот был предназначен для перегона скота и всяких других грузов, в нем не было нар. Но у нас в вагоне хотя бы стояла маленькая печь, в которой мы жгли все ненужные отходы (мусор) и она давала хоть какое-то тепло. Надо сказать, что не во всех вагонах была печь и во многих других вагонах нашего состава люди замерзали. Среди нас в вагоне были пожилые люди, женщины, дети, мужчины. Учитывая наш ингушский менталитет, нам особенно трудно было находиться в тесном вагоне, но мы смогли приспособиться к этому, мы сделали отдельные туалеты для женщин и для мужчин перекрытые одеялом. Ехали ровно месяц, в дороге нам изредка давали консервы и гороховый суп, чего нам всегда крайне не хватало. Во время остановок мы хоронили, а точнее, клали на снег тела мертвых, стараясь по возможности хотя бы засыпать трупы снегом. Самое страшное для мусульманина - это не предать земле тело умершего. Если человек отойдет от вагона дальше, чем разрешено, то его расстреливали на месте без всяких предупреждений, просто спускали курок автомата, как будто стреляли в какой- то манекен. На остановках у нас была возможность побежать за водой, если не получалось принести воду, то набирали в ведре снег и пили воду полученную из этого снега. А тех, которые не успевали прибежать к вагонам во время отправки, оставляли там же. Я не знаю, что с этими людьми происходило потом, может, замерзали до смерти, а может быть, вероятнее всего, расстреливали на месте. Нас высадили на какой-то станции, сейчас уже не помню на какой именно, оттуда нас увезли в Есильский район Акмолинской области. Туда мы ехали несколько дней, из этого района нас забрали местные жители, там было много различных народов, репрессированных до нас: корейцы, курды, немцы, карачаевцы, калмыки, балкарцы, крымские татары и другие. Сталинско – бериевская пропаганда людей напугала слухами о том, что везут «дикарей» «людоедов», из-за этого первое время к нам относились плохо. Люди закрывали свои двери даже тогда, когда мы просто проходили мимо, боялись с нами общаться, остерегались нас. Но потом, со временем они начали понимать, что мы полная противоположность тех людей, про которых им рассказывала официальная агитация. Нам в сутки давали 300-граммов хлеба на каждого человека. Но что были для сильно голодающих эти 300-граммов хлеба?! Нам приходилось выживать, и выживали мы 13 долгих лет в ссылке. Я помню, как дети плакали от голода, как матеря, собирали камни и клали их в кастрюлю и делали вид, как будто что-то готовят, для того чтобы они успокоились и уснули. Наш отец умер во время ссылки, и нам пришлось еще труднее, но нам помогали люди, кто как мог, жалея нас из-за того, что мы остались без отца. Много людей из спецпереселенцев умерло в то время. Все эти годы мы находились на чужбине, вдали от своей родины, пока не наступил тот долгожданный 1957 год, это год, когда мы стали свободными людьми и вернулись домой на Родину. Когда мы приехали домой, мы увидели, что в наших домах живут осетины, мы им объяснили, что это не их дом, что это наша собственность, и чтобы они его освободили. Но наши доводы на них не подействовали, они нам говорили, что дом им отдала советская власть. И тут начался следующий этап нашего мытарства, но, несмотря на это, мы были безмерно рады тому, что вернулись на родину. Пришлось нам поселиться на время у родственников. Со временем нам выделили землю, и мы построили на ней небольшой домик. Несмотря на все трудности обустройства, мы просто были счастливы возможности вернуться и жить на земле наших предков.

    Но потом, в 1992 году произошла еще одна трагедия. В результате трагических событий осени 1992г. нас снова лишили всего, что у нас было. Мой сын Мухаммад чуть не погиб тогда. В него стреляла мимо проезжавшая вооруженная банда. Семь пуль из автомата попало в Мухаммада, но он чудом выжил. Нам пришлось снова начинать все заново, и по сегодняшний день нам не вернули нашу землю, наш дом. Сегодняшняя молодежь должна знать и помнить, какое горе пережил наш народ в 1944г. и в 1992г. Они должны передавать эту память своим сыновьям и внукам.

 

 

 

Запись была сделана из личных воспоминаний Ахильгова А.О. 

11.04.2013г. научным сотрудником ГКУ МКЖР Оздоевым А. А.

01.11.2017

Возврат к списку