Официальный сайт "Мемориальный комплекс жертвам репрессий”

+7 (906) 487-57-87 mkgr@mail.ru
img
ГлавнаяДеятельность музеяНаучная деятельностьВоспоминания Точиева Алихана Магомедовича

Воспоминания Точиева Алихана Магомедовича

 Был пасмурный, холодный день, когда отец мой вернулся из села Экажево от своих родителей, то есть от моего дедушки и бабушки. Мы дети окружили отца и начали расспрашивать про них, так как мы очень любили их. Когда мы приезжали с города, где мы жили со своими родителями, дедушка нас   катал на лошадях, их у моего дяди было две и был маленький жеребец, за котором мы очень любили ухаживать. Бабушка нам всегда пекла вкусные пироги, делала домашнюю халву и вообще они нас очень любили.

По центру села Экажева текла речка, куда летом нас всех внуков водила сама бабушка, она даже деду не доверяла нас, боясь, что он отвлечётся   и с   нами   может что - то случиться.

В этот зимний день, когда отец приехал с Экажево в город Орджоникидзе, он сказал нашей маме, что бы она поехала в село и прибралась у деда. Что мать утром и сделала. Она уехала в село к деду и бабушке, и мы дети остались дома с отцом. Это был понедельник. Во вторник вечером нас накормила ужином наша няня тетя Катя, которая жила с нами со своим сыном и мужем, и уложила спать. В 2 часа ночи мы дети от сильного стука проснулись, отец оделся и со своей комнаты вышел открывать дверь. Не успел отец открыть дверь, как в дом влетели пятеро солдат с оружием в руках, которые держали отца на прицеле. Они обошли все комнаты, убедившись, что в доме кроме детей никого нет, дали приказ отцу, чтобы он нас срочно всех одел и вывел всех на улицу.

Нас детей было: Саламбек-11 лет, я Алихан 9 лет, мой брат Алисхан 5 лет, сёстры Аза и Радимхан ,которым   было по 4 и 3года. Одеться нам помогала   наша няня, которая прибежала с другой половинки дома. Нас одели и вывели из дома, посадили в арбу и отвезли на ж/д вокзал, там были все семьи ингушей, которые проживали в городе, а также ещё подвозили из близлежащих   ингушских сёл.

Злополучный день 23 февраля день был среда. Наши вагоны двинулись в путь ,никто из людей не знал ,что случилось и куда нас ингушей везут. Вагоны были товарняки, в которых возили скот    на фронт. По дороге не было возможности набрать воды и люди набирали в кастрюли снег и растапливали,   давая эту воду детям.

А что случилось с мамой ,дедушкой и бабушкой мы не знали .По дороге отец расспрашивал у людей из других сёл есть кто из Экажево .Но никто не знал в каких вагонах везут из с.Экажево, так как было много составов, которые ехали и впереди нас и после нас . И так в день большего праздника День советской Армии и военно-морского флота, ингуши были изгнаны из своих домов и сёл на чужбину, и никто не знал куда. По дороге умирали старики, дети на каждой стоянки заходили солдаты с автоматами, проверяли есть ли трупы, а если находили и выбрасывали ,не давая даже закапывать хотя бы в снежные сугробы. Вот таким образом везли всех ингушей.

    И наконец, в день 8 марта нас всех с вагона выгрузили в степи, и ничего нам не сказав, состав тронулся дальше. Да и среди солдат, которые нас охраняли, были порядочные, один из них помогал детям, отдавая свой поёк, а сам вместе с мужчинами ел чурек. Часто он нас детей отвлекал от старших, которые о чём- то разговаривали на высоких тонах. Это сегодня, находясь в преклонном возрасте тех мужчин, я осознаю боль этих людей. Не было ни   одной семьи, где не воевал бы хотя бы один член семьи на фронте против немцев. Ведь руководство во главе со Сталиным знали, что ни одного случая, что солдат ингушской национальности был предателями своего народа и дезертировали, хотя из близлежащих регионов были уже известные   предатели,   а также служили старостами в оккупированных немцами селениях. Когда нас высадили в степи, за нами были присланы сани из соседнего села Клалы Петропавловской области. Мы оказались в этой деревне, и нас приютила одна казахская семья в землянку, которая была вскопана полтора метра в землю, а крыша была сделана из камыша. Невозможно было так жить, отец не знал, как быть дальше. Мы ещё не знали, что произошло с моей матерью. Отец ежедневно ходил в те места, где собирались   ингуши, узнать, куда повезли жителей села Экажево. К нашему счастью спустя месяц отец узнал, что дедушка, бабушка, мама и жители села Экажево находятся в Акмолинской области, Камышский   район села Камышенки.

В то время отец уже работал в колхозе, и мы были обеспечены пайком   хлеба. Мы старшие помогали по дому отцу, следили, чтобы в доме был порядок, и младшие были одеты и накормлены. В общем все люди перебивались как могли ,чтобы выжить. Когда папа узнал, где мама с дедом и бабушкой послал туда женщину. Она сказала отцу, чтобы он с нами приехал туда сам и привез нас всех детей. Отец заплатил коменданту   большую   сумму, собрал нас всех и мы поехали к их дому и увидели несколько стариков, которые собирались уходить со двора, отец почувствовал   какую- то беду, и тут мы узнали из плача нашей мамы, что они похоронили дедушку, которого мы очень любили .Это действительно был сильный удар для нашего отца Магомеда. После такого стресса   отец очень сильно приболел .Так как в этом   селе отцу негде было работать и видно чувствовал близость    своей   смерти ,через людей он узнал ,что братья мамы живут не далеко от нас в Атбасаре. Он поехал туда и купил маленький домик и перевёз нашу семью туда поближе к братьям нашей мамы. Теперь я уже точно убеждаюсь, что он не хотел оставлять нашу мать и нас детей без поддержки взрослых мужчин. Он наверно считал, что братья в беде не оставят свою сестру, то есть нашу маму. На восьмой день после переезда в Атбасар умер наш отец. Мать его похоронила, как положено по ингушским обычаям. Когда люди чужие разошлись мать нас всех детей собрала и сжимая свои сильные руки объяснила, что моему старшему брату Саламбеку и мне нужно найти работу и кормить младших, а сама она вскоре нашла работу в детском саду поваром . Мы с со старшим братом устроились   на мясо комбинат. Это в то время была большая поддержка для нашей семьи.

И так мы работали от зари до заката, младшие пошли в школу. К тому времени мы купили корову, курей овец и потихоньку зажили, но по началу мы братья скрывали от матери свои слёзы по отцу, а когда мы приносили маме зарплату мы видели как она   радуется за нас, что мы помогаем нашей   маме преодолеть трудности .А мама помимо того ,что днем работала в садике, по ночам она шила для местных женщин ,а они взамен приносили продукты кто, что мог. Когда мне исполнилось 13 лет мать меня послала учиться в Алма - Ату на курсы водителей, а брата Саламбека на курсы бухгалтеров. Окончив эти курсы мы вернулись домой, я пошёл помощником водителя стажёром, так как боялись сразу доверить машину из – за моих юных лет, а брат пошёл бухгалтером. Так   мы начали понемногу приходить в   себя после смерти отца   и деда.

Уже когда   в 1956 году началась Целина, я уже работал самостоятельно на машине ЗИЛ. Работал я под   руководством отца нашего экс- президента Р.С Аушева. Человек он был с большой буквы, всех своих подчиненных он понимал и помогал   как родной отец.

Старший брат женился на своей коллеги Зои, русская по национальности, родилась у нас племянница Лида, которую бабушка любила больше всех нас   детей. Выдали замуж сестру Азу. Но счастье это длилось не долго. В 1960 году мать неожиданно заболела, пролежав в больнице меньше недели,   умерла. Как только прошёл   40 день я забрал сестру Радимхан и брата Гирихана и уехал на Родину. Когда мы пришли к своему дому на улице Куйбышева, наша бывшая няня не запустила нас даже во двор. Она боялась наверно, что мы её выгоним из дома. Нам пришлось снять квартиру в городе Назрани, я пошёл на работу в АТХа, где в то время начальником уже работал Султан Аушев. Спустя несколько лет я выдал младшую сестру замуж, устроил брата в техникум в Орджоникидзе.

Конечно всё, что мы пережили ежедневно в степях Казахстана не описать в этом рассказе. Мы ингуши очень благодарный казахскому народу, которые хоть и через страх, нас приняли и помогли, кто, чем мог, низкий им поклон.

Читатели могут мне задать вопрос, откуда у них были деньги в то время, чтобы купить дом, корову, птицу и т.д. Но, когда отец собирал нас он смог, каким, то образом положить деньги и золото в сумку с детскими вещами. Отдал он эту сумку старшему   брату, чтобы он её охранял крепко, и действительно это нас спасло от голода. Мать, когда собиралась из   Экажево прихватила ковры и посуду кое - какую. Во время голода после смерти отца, она меняла   ковры на пшеницу и этим мы спасались. Спасло и то, что наша мать очень хорошо   шила вещи, и все кто к ней приходил, приносили продукты и птицу. Продолжить и писать об этой депортации можно много, а я хочу, чтобы    наше   будущее   поколение   знали и помнили всех, кто остался    в   холодных степях Казахстане.

 

25.05.2018

Возврат к списку