Официальный сайт "Мемориальный комплекс жертвам репрессий”

8 (8732) 26-88-00 mkgr@mail.ru
img
ГлавнаяНовостиНовости компании

Новости

«Я – Очевидец». Воспоминания Дударовой-Дзуматовой Дугурхан Сайтовны

Из свидетельства Дударовой-Дзуматовой Дугурхан Сайтовны, 1932 г.р., была депортирована из с. Кантышево. Из троих членов семьи в живых осталось двое: «Мы жили возле мечети в с. Кантышево. Единственный человек из близких и родных была наша бабушка (Дзуматова Комси), которая, похоронив пятерых сыновей (один пропал без вести еще в Первую мировую войну), растила детишек-сирот своего младшего сына - меня и мою сестру. ...Я помню, во дворе у нас расположились солдаты, варились большие котлы. Бабушка помогала им с едой, чем могла. Она запирала на ключ одну из комнат дома, где хранились наши пожитки, .. .но это было не главное: в той же комнате хранился портрет моего дяди Дзуматова Заама Тоховича, в форме офицера царской армии, пропавшего без вести... Этот портрет был единственным утешением моей бабушки. Бабушка была родной тетей знаменитого воина Орцханова Хизира, чем она была очень горда.
...Наступил очень тяжелый день для бабушки, когда солдаты против ее воли взломали дверь в нашу "священную" комнату. Я отчетливо помню, как ругались солдаты Красной армии, увидев портрет царского офицера, как грозили нашей старой Нани тюрьмой за то, что хранила портрет сына... Все остальное они забрали, а портрет мы спрятали на чердаке... Он так и остался там. Те же солдаты выдворили нас со своего дома и двора и отвезли на станцию. Посадили в товарный вагон и через 18 суток мы прибыли в Сибирь. Об ужасе, пережитом в пути, вспоминать очень тяжело: глазам и уму 9- летнего ребенка трудно было постичь, что творилось в вагоне... Я помню только, что была вонь, духота, стук колес и остановки, на которых сбрасывали трупы умерших... Так мы добрались до места.
Нас с бабушкой определили на житье к какой-то русской женщине... С потеплением нас сразу же выгнали в поле работать за трудодни. Я была еще совсем маленькой для этих полевых работ, но приходилось работать, как все... Условия жизни были тяжкими. Никогда не забуду один случай. Нани приболела, и я вернулась с поля в полдень, что было запрещено. Меня верхом на лошади догнал бригадир Долгополов. Он сказал мне немедленно вернуться в поле. Я объяснила ему причину своего ухода с работы и отказалась вернуться! И он начал меня стегать плетью прямо с лошади, исполосовал всю спину. Я еле добралась до дому. Мне было очень больно и обидно, ведь меня никто никогда не бил.
В этот вечер к нам приехал мой двоюродный брат (сын сестры отца) Арсамаков Мухарбек Газиевич. Он обо всем узнал от меня, избитой, а когда утром бригадир пожаловал к нам с требованием моего выхода на работу, Мухарбек так избил Долгополова, что тот, весь в крови, еле ноги унёс... Мы с Нани были напуганы, и наши страхи оправдались: через час во двор ворвалась милиция вместе с комендантом области. Увидев Мухарбека, который встретил их, они потребовали его документы. А он потребовал документы у них. Когда комендант представился, Мухарбек достал из кармана свое удостоверение и передал коменданту. Раскрыв его, они отдали ему честь и, извинившись, ушли. Мухарбек Арсамаков был офицером МГБ и служил в разведке. Утром следующего дня он уехал, Нани полегчало, а я снова пошла на работу. Бригадир Долгополов встречал меня уже очень дружелюбно...».


13.03.2020

Возврат к списку